Уникальная история Камелии

Уникальная история Камелии

капелька date_range03.04.2012, 13:09 chat_bubble_outline1 remove_red_eye4 530
Она стала первой в Украине лошадью-иппотерапевтом, первой лошадью, купленной в частные руки, первой путёвкой в жизнь для многих спортсменов… Она вообще любила быть первой и поэтому за свою 34-х летнюю жизнь успела так много!

Фото лошади по кличке Камелия
Фото лошади по кличке Камелия


Она родилась лидером. И пронесла это через всю жизнь, а точнее сказать, через жизни, которых, у нее было две, как и хозяев: киевская конноспортивная база «Колос» и Елена Вадимовна Петрусевич. Сложно сказать, хозяева это были, или скорее партнёры по спорту и по жизни. Камелия никогда не чувствовала себя подневольной и когда она прыгала, лучше ей было не мешать. И более верно сказать о ней было бы нельзя.

Она принесла СНГ 6 мастеров спорта в одном из самых сложных видов – троеборье. Она была бесстрашна и честна, стабильна и добросовестна. Так говорят люди, которые с ней работали. И кто бы мог подумать, что когда-то на троеборную базу «Колос» Камелию привезли лишь в довесок – с двумя другими, классными и перспективными по всем параметрам лошадьми.

Она любила быть первой, любила быть в центре внимания. Даже находясь на заслуженной пенсии в конюшнях ВДНХ (сейчас НВЦ «Экспоцентр Украины») в Киеве, гуляя по своей леваде, Камелия всегда стремилась туда, где кипела жизнь. И когда на территории устраивались какие-либо парады, шоу или большие турниры, она гарцевала так, что никто не верил, сколько ей лет. Она всегда переживала, когда что-либо происходило без неё.

Фото лошади по кличке Камелия
Фото лошади по кличке Камелия


Именитая родословная
Родилась Камелия 23 марта 1975 года в Александрийском конном заводе. Она была кобылой Украинской верховой породы и произошла от знаменитых предков. Её мать, Кохана, родилась от Коллонады и Хобота. Известный тракененский жеребец Хобот, рожденный в 1949 году, является родоначальником целой линии отличных лошадей Украинской верховой породы.

Отец Камелии, жеребец чистокровной верховой породы, Элефант (Экспортная – Фактотум) давал феноменальных лошадей, и также являлся ярким представителем другой известной линии лошадей Украинской верховой породы – линии Фактотума. Брат Камелии по папе Хорей (Хибинка-Элефант) также находился в тренинге в «Колосе». На этом коне Гладкий стал Чемпионом Советского Союза в 1979 году в Москве. После окончания спортивной карьеры Хорей, находясь в Александрийском конном заводе в качестве жеребца-производителя, в 1986 году дал великолепного жеребца по кличке Бахус (Хорей-Бритва). Бахус показывал отличные результаты на соревнованиях международного уровня, привёз 50 призовых мест (в частности, много выступал под седлом В. Погановского), а на данный момент стоит производителем в конном заводе «Гранд», и его дети уже сейчас очень перспективны.

Спортсменка, троеборка и просто красавица

Фото лошади по кличке Камелия
Фото лошади по кличке Камелия


Несмотря на отличную родословную, по приезду на базу «Колос» кобылу никто серьёзно не воспринял из-за врожденного порока. У Камелии был немного разный постав ног, и когда кобыла шла шагом или рысью, создавалось впечатление, будто она хромает. На каждой выводке перед соревнованиями собирался целый консилиум по этому поводу. Впрочем, этот недостаток ничуть не мешал Камелии показывать очень хорошие результаты в спорте, это была талантливая лошадь.

Она обладала очень важным качеством: стабильностью. Основу троеборной сборной составляли лошади более высокого, чем Камелия уровня. Но её всегда можно было взять запасной, и это был гарантированный зачёт. Кобыла всегда стабильно добегала, лучшей подстраховки придумать было невозможно.

Одно время Камелия выступала под седлом Сергея Лищука. В 1982 году они были 8-е среди юношей на Чемпионате Советского Союза на олимпийской трассе в Москве.

«Помню курьёзный случай, от которого я очень долго отходил», - вспоминает тренер сборной Сергей Иванович Ярош, - Это было в 1982 году, во время спартакиады в Бродах. Там построили очень серьёзный сложный кросс, который никто не мог проехать чисто: все всадники имели либо закидки, либо падения. И, представьте, Камелия и Серёжа Лищук были единственными, кто чисто его проехал! Они были впереди всех, они настолько классно его прошли, что могли уложить до 10 препятствий в следующей дисциплине – конкуре, и всё равно выиграть! Но у кобылы были свои планы… Наверное, сказалась сильная нагрузка, они очень резво проехали кросс, да и перегрузили мы её в том сезоне, сколько народу на ней сдало нормативов, по стольким соревнованиям её возили, вот она и сказала нам «хватит»… Представьте, Камелия и Сергей прыгают маршрут ровно, чисто, они лидируют… и на последнем препятствии она останавливается! Раз закидывается, Сергей заводит по новой, второй раз закидка, третий… Снимаются! Гонг… Он в четвёртый раз заезжает, и кобыла спокойно прыгает! Помню, мне тогда плохо стало, я ушёл в лес, лёг там и долго отходил… Вот. И такое тоже было, но это было только один раз».

«После этого случая, - вспоминает сам Сергей Лищук, - нас с Катюшей (Камелией) все-таки вызвали на сбор перед третими всесоюзными играми молодежи в Москве. Где мы успешно и выступили на Олимпийской трассе в Битцевском лесопарке. Знаете, лично я, даже учитывая случай в Бродах, никогда не считал её планочной, я думаю, что она ушла из спорта, не раскрывшись полностью. У неё был большой потенциал».

Также неплохие результаты показывала Камелия под седлом Владимира Шамича, хорошего спортсмен и бойца, который выступал в Чемпионатах Советского Союза. Неплохо работал с Камелией и Владимир Лобунец: они были серебряными призёрами Чемпионата советского союза по юниорам в 1984 году в Латвии.

Множество молодых спортсменов достигли значительных результатов в троеборье именно благодаря Камелии. Сергей Иванович Ярош всегда говорил всадникам, которые садились на Камелию: «Только не мешай ей хорошо делать своё дело».

Конец карьеры

В 1988 году встал вопрос, который не хотели поднимать ни дирекция, ни спортсмены, работавшие с этой лошадью – вопрос о пенсии Камелии. О том, чтобы лошадь с таким послужным списком сдать на мясо, речь даже не шла. Все любили Камелию и хотели ей наилучшей судьбы.

Фото лошади по кличке Камелия
Фото лошади по кличке Камелия


«Директор «Колоса» Эндельмак Петр Йосипович хотел определить её как конематку в одно хозяйство, - рассказывает Сергей Ярош, - Но мне не хотелось этого. Колхоз есть колхоз, я видел, как там относятся к лошадям: даже тех кобыл, которые рожают жеребят, там запросто могут впрягать в телеги, заставлять работать по хозяйству. А потом получилось так, что Петрусевич Елена Вадимовна её выкупила! Помню, когда я её продал, успокоился и даже забыл про неё. А когда проводили международные соревнования по конкуру на ВДНХ несколько лет назад, я зашел в конюшню и смотрю – Машка! Старая знакомая Машка… Вообще, я очень рад, что у неё так всё сложилось и что она столько прожила, это была большой души лошадь. И свою спортивную карьеру она отработала по полной. Наверное, ни одна лошадь у нас так не отработала, как она. А троеборье – это ведь очень тяжелый вид конного спорта».

Камелия была первой лошадью в Украине, купленной в частные руки. Трудно представить сейчас, что когда-то это было невозможно!

«Это сейчас продают лошадей направо и налево неизвестно кому и неизвестно как, - рассказывает о перипетиях покупки Камелии Елена Вадимовна Петрусевич (директор «Клуба Е. Петрусевич», основатель иппотерапевтического движения в Украине), - А тогда это было сложно, тем более это была спортивная лошадь, которая стояла на балансе. Помню, от меня потребовали справку из Райисполкома, что я имею право купить спортивную лошадь! А председатель Райисполкома боялся подписать такую бумагу, ведь у нас не было законов, которые бы регулировали такие вопросы. И я с этой бумажкой три месяца бегала, а потом его отправили в отпуск. А на его место пришла женщина – заместитель. И я к ней пришла и поняла, насколько женщины всё-таки решительнее. Она сказала мне: «Я нигде не слышала, что такого нельзя. А раз не слышала, что нельзя, значит, можно». И подписала эту бумажку!».

Даже когда Камелию уже оформляли в бухгалтерии «Колоса» по мясной цене, понадобилась справка о её весе. В хозяйстве в Совках, которое занималось коровами, развели руками: ведь у них машины взвешивались тоннами! Но, в конце концов, они сжалились и выписали справку на 550 кг. Ещё одна бумажка – ещё один шаг, наконец, последний на этом бюрократическом пути.

Встреча, переменившая две жизни
«Мои друзья говорят, что моя жизнь поделилась пополам: до покупки Камелии и после её покупки»

Елена Петрусевич с лошадьми занималась с детства, её дед работал на ипподроме. Это увлечение было не более чем любимое хобби, и она никогда не думала, что лошади станут её профессией. Но всё это было до встречи с Камелией.

Казалось бы, чем могла привлечь к себе внимание кобыла, которую впервые увидела тогда Елена: неконтактная, взлохмаченная, вся в травмах. Она не заглядывала в глаза, не была трогательной или ласковой. Но её бурная история, её победы и послужной список поражали.

«В самом начале нашего знакомства она долго не шла ко мне на контакт. И всё-таки что-то тронуло меня в ней. Она была очень строгая кобыла. Наверное, это просто судьба», - вспоминает Елена Вадимовна, - «Заигрывания она не любила, даже поначалу разворачивалась задом. Но я ей не надоедала, и она всё-таки оттаяла. Камелия была высокоинтеллектуальной кобылой; можно было бы сказать, что у неё три высших образования».

Чтобы привести Камелию в норму, восстановить её нервную систему после троеборья, на протяжении долгих 8 месяцев они только шагали. Стоило пустить Камелию рысью, как у неё тут же «срывало крышу», и она неслась куда-то без оглядки. И только спокойной работой и уговорами удалось добиться взаимопонимания.

«Когда Камелия уже была практически моя лошадь, оставалось оформить лишь некоторые документы, я решила на ней проехаться», - вспоминает Елена курьёзный случай, - «Это было на Окружной дороге. И вот она меня как подхватила, остановить её было невозможно… Единственное, о чём я молила Бога - это чтобы, когда мы будем пересекать улицы, нас не срезала какая-нибудь машина. Остановились мы… нет, она! Остановилась она черт знает где, аж за Совками, а там уже поля… Обратно мы шли пешком и после этого мы 8 месяцев шагали, не темпа рыси мы за это время не сделали».

Легко и, в то же время, непросто было всё на пути этой удивительной пары. Вплоть до того, что невозможно было поставить Камелию на какую-либо из конюшен. Мест, где можно было бы содержать частную лошадь, просто не существовало, оформить плату за постой было нельзя. И Елена Вадимовна кочевала вместе с Камелией с места на место, не оставаясь нигде более чем на полгода. Сначала Камелия стояла на ипподроме, потом в Фастове, потом на ВДНХ, потом в Пирогово, в Музее архитектуры, и снова на ВДНХ... Сейчас, когда выбор постоя широк настолько, что частники могут позволить себе подбирать наиболее оптимальные условия, такую ситуацию очень сложно себе представить.

Елена Вадимовна с улыбкой вспоминает историю, связанную с очередным переездом: «Забавный был случай, когда мы везли её с ипподрома в Фастов. Это было 5 декабря, зима. На открытой машине (какие коневозы тогда были или батманы?!), обмотанную пуховыми платками, пледами, сверху попоной… Она идти не могла, потому что ноги были обмотаны толстыми одеялами… Вот привезли её, сгрузили… А ждут же там знаменитость, спортивную лошадь! А тут Камелия, в этом всём, на голове платок… И только на следующий день, когда Камелию вывели на улицу, все смогли оценить по достоинству её изящный экстерьер».

Вторая жизнь:иппотерапия

Троеборка с «сорванной крышей», участвующая одно время во всех мыслимых соревнованиях, спортсменка, привезшая 6 мастеров спорта… Кто бы мог подумать, что такая лошадь сможет работать в программе по иппотерапии, более того - станет первой в Украине лошадью-иппотерапевтом!

Иппотерапия началась с небольшого тандема Елены Петрусевич и её подруги, очень хорошего врача-невролога, у которой ребенок был болен ДЦП. Она указывала, на что должны быть направлены упражнения, а Елена придумывала, что на лошади можно ребенку делать для того, чтобы был результат.

В 1993 году Е. Петрусевич пригласили создать клуб для отдыха, иппотерапия присутствовала как часть программы. В 1994 году была собрана экспериментальная группа из 5 детей, а в 1995 Елена не могла отбиться от желающих. Никто более не предлагал ничего подобного, врачи тогда даже не знали о существовании такой терапии, но люди шли, было огромное количество людей, которые хотели заниматься, и до сих пор, когда клуб состоит уже из 20-ти лошадей, желающих огромное множество. Неудивительно, что это направление осталось лидирующим в «Клубе Елены Петрусевич».

Камелия понимала, что работает даже не просто с детьми, а с больными детьми. Она возила их так бережно, что сложно было поверить, что это та самая «планочная» троеборка!

«Я считаю, что жизнь её удалась во всех смыслах», - говорит Елена Вадимовна, - «Да и всем 20-ти лошадям, которые здесь стоят, очень повезло! У нас нет лошадей, моложе 11-ти лет и никто у нас не уходит на мясокомбинат... Это, кстати, наша «фишка» - мы берём только спортивных лошадей, хотя везде в литературе говорится, что лошадки должны быть спокойные, невысокие… Но в рабочей лошади генетически заложено, что она экономит энергию, она не будет её выплёскивать. А в иппотерапии энергия необходима в первую очередь».

Заслуженная пенсия

Елена Вадимовна Петрусевич подарила не только вторую жизнь Камелии. Она подарила конному миру Украины понятие лошадиной пенсии, которого да этого момента не существовало.

Известно, что далеко не каждой лошади посчастливится дожить до старости, а тогда это было вообще немыслимо. Лошадь жила, пока могла работать.

«Я всегда хотела показать возможность продлевать жизнь спортивной лошади, - говорит Е. Петрусевич, - «Это же взаимовыгодные условия: ты приносишь пользу больному ребёнку, и приносишь пользу животному, которое это делает».

На полной пенсии, свободная от каких-либо работ, Камелия прожила 6 лет. В свои 28 она закончила работать с детьми, после чего гуляла в леваде, деля досуг со своим «бойфрендом» мерином Рыжиком (Разбегом). Это очень интересная история трогательной дружбы: знали они друг друга давно, но лишь спустя время проявились такие нежные чувства. Поначалу лошади гуляли в леваде небольшим табуном. Но в один прекрасный день Рыжик решил, что Камелия должна делить свое общество лишь с ним одним. Другим лошадям ничего другого не оставалось, как перепрыгивать ограждение от греха подальше. Больше Разбег никого не подпустил к своей Камелии. И стоило выпустить в леваду Рыжика первым, а чуть позже, чем положено, Камелию, как конь устраивал страшные сцены ревности: прыгал вокруг неё, свечил… А вместе они играли, чесали друг друга и просто паслись вдвоём.

Лошадиная дружба бывает очень крепкой, и Разбег тяжело перенёс уход Камелии. Сейчас ему 29, и до сих пор, гуляя в одиночестве в леваде, иногда он подолгу ржёт в сторону конюшни – зовёт её, свою любимую подругу...

В 2008 году Камелии не стало. Она никогда не сдавалась, и в последнюю ночь всё равно снова и снова пыталась подняться на ноги. Такой она была в жизни, такой она из неё ушла. И скорее всего, на вечных зелёных лугах Камелия, такая же строптивая и строгая, в свое удовольствие вновь скачет вперёд – ведь она всегда должна быть первой!