Гиперион - рыжий титан

Гиперион - рыжий титан

Natali date_range10.02.2012, 18:08 chat_bubble_outline0 remove_red_eye6 466
О том, что 18 апреля 1930 года в знаменитом заводе лорда Дерби произошло историческое событие, очень долго никто даже не догадывался. В этот день своим очередным отпрыском мужского пола ожеребилась одиннадцатилетняя Селена, мать уже получивших известность братьев Фарамонда и Сикла от Фалариса.

Фото лошади по кличке Гиперион
Фото лошади по кличке Гиперион


Прохолостев в предыдущем сезоне, она очень долго не приходила в охоту и едва успела сделать это к последним случным дням Гэйнсборо, стоявшего в заводе Харвуд Стад. Выигравший в 1918 году все скачки английской 'тройной короны' Гэйнсборо к тому моменту уже был хорошо известен как производитель, дав прекрасно скакавшего на стайерские дистанции Соларио, который так же, как и его дед Байардо, выиграл Сент-Леджер и Эскотский Золотой кубок. Жеребенок, которого произвела на свет Селена, получил имя античного титана Гипериона, 'сияющего бога' древнегреческой мифологии, в позднейшие времена часто ассоциировавшегося с Гелиосом - богом солнца. Несмотря на свою 'обязывающую' кличку, он оказался очень маленьким, что не особенно удивительно, если учесть, что его родители сами не отличались высоким ростом, да и Сент-Саймон, на которого Гиперион был инбридирован в степени III-IV, не был крупной лошадью. После отъема для него изготовили специальную кормушку, потому что он физически не мог получать корм вместе с другими жеребятами, будучи для это слишком мал и слаб. Подумывали даже о том, чтобы кастрировать Гипериона и продать его как бесперспективного для скачек, но годовиком он попался на глаза Джорджу Лэмтону, тренеру лошадей лорда Дерби, и тот в него просто влюбился. Наибольшее впечатление на Лэмтона произвели свободные легкие движения сына Гэйнсборо и Селены, а также его необычайно породная, с прямым профилем голова, 'столь полная характера и смелости', по выражению Ричарда Мортимера, автора книги 'Двадцать великих лошадей британского турфа'. Здесь тренер был не одинок - знаменитый анималист сэр Альфред Маннингз, будучи в гостях у Дерби, не удержался от того, чтобы сделать карандашный набросок головы примечательного рыжего жеребчика, сопроводив свой рисунок подписью: 'Славный маленький Гиперион'. Ныне этот листок с автографом находится в коллекции наследников Пола Мэллона, заводчика Милл Рифа. К тому моменту, когда Гиперион поступил в тренинг, он едва дотягивал до 152 см, а с возрастом вырос до 156 см в холке. От матери он унаследовал относительно короткие ноги при длинном, мощном корпусе и ширине подпруги - 170 см.

Фото лошади по кличке Гиперион
Фото лошади по кличке Гиперион


Двухлеткой Гиперион удостоился такого описания: 'Коротконогий, с легким костяком жеребчик, с мускулатурой борца, но очень высоким поставом головы и тонкой шеей'. Он имел прямоватые плечи и прямой круп с красиво поставленным на отлете хвостом, а его рыжая 'рубашка' меняла оттенок в зависимости от времени года и освещения, хотя грива и хвост всегда оставались немного светлее, чем остальное тело. Отметин на голове у Гипериона не было, зато на всех четырех ногах имелись белые 'носочки' - плохая примета по народному поверью. Одновременно благословением и проклятием жеребца был его необыкновенно спокойный, уравновешенный темперамент. На галопах Гиперион был ленив до невероятности и требовал очень много работы, чтобы привести его в должную форму. Один из конюхов Лэмтона сказал о нем: 'Я никогда не видел более доброй, расположенной к людям лошади как в деннике, так и вне его. Было всего две вещи, которых он терпеть не мог, - принимать лекарства и позволять смотреть свои зубы'.
Кто бы мог подумать!
Ипподромный дебют Гипериона состоялся в мае 1932 года на ипподроме Донкастер, где он заметно 'ожил' в новой возбуждающей обстановке и занял четвертое место в призе для новичков. Уже во втором своем старте маленький жеребчик вышел уверенным победителем скачки на 1000 метров в Эскоте, обойдя ближайшего соперника на три корпуса и попутно установив рекорд ипподрома. Затем Гиперион по тяжелому кругу финишировал голова в голову с кобылой Нэнси Стэйр в гудвудском призе Принца Уэльского на 1200 метров, остался третьим за Манитобой в призе Боскавен Пост в Ньюмаркете и легко выиграл Дьюхерст Стэйкс на 1400 метров. Как поздний и некрупный жеребенок, Гиперион не был записан на '2000 Гиней', вместо этого стартовав в призе Честер Вэйз на классическую дистанцию 2400 метров. После откровенно вялого старта жокей Уэстон смог 'разбудить' его и уверенно финишировать первым в двух корпусах от Шамсуддина. На Дерби Гиперион стартовал уже фаворитом и выиграл с потрясающей легкостью и рекордной для скачки резвостью - 2.34,0, оставив в четырех корпусах позади себя классного Кинг Сэлмона, полубрата дербиста 1930 года Бленхейма. В Королевском Эскоте жеребец был записан на приз Принца Уэльского и, неся 131 фунт (59 кг), по мягкой дорожке опередил Шамсуддина, который нес значительно меньший вес - 115 фунтов (51,8 кг). В ходе этого сезона у Гипериона появились проблемы с одной из передних ног - он неоднократно получал на работе вывих коленной чашечки и был вынужден стартовать в Сент-Леджере после трехмесячного перерыва, но тем не менее свободно выиграл, лидируя почти со старта до финиша. Второе место занял уступивший ему три корпуса Фэлиситэйшн, третьим остался Скарлет Тайгер и лишь четвертым подошел Кинг Сэлмон. Свой четырехлетний сезон жеребец начал с победы в Марч Стэйкс на 2000 метров, а затем в Бервелл Стэйкс на 2400 метров вновь побил своего постоянного соперника Кинг Сэлмона на три четверти корпуса при равных весовых условиях. Затем Гиперион пропустил Кубок Коронации, который был проведен по очень жесткой дорожке, и неудачно прошел двухмильный галоп при подготовке к Золотому Кубку - было очевидно, что к такой дистанции он еще не готов. В итоге он проиграл скачку, уступив под сильнейшим ливнем не только Фелиситэйшену, но и французскому дербисту Тору. Впрочем, многим зрителям больше всего запомнилась даже не сама скачка, а поразительная сцена, которую можно было наблюдать перед ее стартом - на выводном кругу Гиперион увидел своего бывшего тренера, сидевшего в инвалидной коляске, и застыл как вкопанный, отказываясь сходить с места: Золотой Кубок стал предпоследней скачкой в его карьере, завершившейся призом Даллингем Стэйкс в Ньюмаркете. На старт вышло всего две лошади - с Гиперионом рискнул соперничать только трехлетний
Кэйтнесс, который, неся вес на 13 кг меньше, в острой борьбе на финише выиграл у него чуть менее головы. Гиперион закончил свою карьеру, одержав в тринадцати стартах девять побед и заняв три призовых места. По мнению ведущего британского издания The Racing Post, он занимает шестое место в списке лучших скаковых лошадей всех времен за Си-Бердом, Секретариатом, Рибо, Бригадиром Жераром и Ситэйшеном. А вот сам Лэмтон, хотя Гиперион и был его любимцем, ставил его на третье место после Фэйруэя и Суинфорда, поясняя свое мнение так: 'Я точно знал, насколько хорош был Гиперион. Насколько хорош был Суинфорд, я так до конца и не понял'.
Шестикратный Чемпион производителей

Фото лошади по кличке Гиперион
Фото лошади по кличке Гиперион


В 1935 году Гиперион поступил в Вудленд Стад лорда Дерби, где и провел большую часть своей дальнейшей жизни. Его заводская карьера превзошла все ожидания - чемпионом производителей он становился шесть раз: в 1940-42, 1945-46 и 1955 годах, - четырежды был в этом списке вторым и один раз - третьим. Всего от него было получено 527 жеребят, 118 из которых выигрывали скачки 'стэйкс' и 7 вышли победителями английских классических призов. По сумме выигрыша самым успешным среди сыновей Гипериона стал рыжий Ореол 1954 г.р. (Анджелола от Донателло), рожденный в королевском заводе и скакавший в цветах Елизаветы II. В трехлетнем возрасте он уступал только Пинзе, которому проиграл Дерби и приз Короля Георга VI и королевы Елизаветы, оставшись третьим в Эклипсе и Сент-Леджере, а четырехлеткой был практически непобедим и одержал победы в Кубке Коронации, Хардвик Сиэйкс и все том же призе Короля Георга и Королевы Елизаветы. Впрочем, лучшим производителем среди сыновей Гипериона стоит признать все же не его, а Оуэн Тюдора 1938 г.р. (Мэри Тюдор II от Фароса), потомки которого до сих пор не без успеха используются в европейских заводах. Выступая во время войны, Оуэн Тюдор выиграл Дерби и Золотой Кубок, проводившиеся в Ньюмаркете, а также еще четыре старта из тринадцати. В Сент-Леджере, разыгранном на не существующем ныне ипподроме в Манчестере, он уступил только своему полубрату Сан Кастлу, который впоследствии заразился столбняком и был застрелен. Основным продолжателем линии стал сын Оуэн Тюдора, прекрасно скакавший на милю темно-гнедой Тюдор Минстрел, 1944 г.р. (Сансоннет от Сансовино). В настоящий момент лучшим ее представителем является чемпион спринтеров Кадо Женеро, 1985 г.р. (Янг Дженерейшн - Смартен Ап от Шарпен Апа), восходящий к родоначальнику в шестом поколении и несущий отдаленный четырехкратный инбридинг на него. От Кадо Женеро было получено семь победителей скачек первой группы, преимущественно спринтеров и майлеров, а лучший из его сыновей, Бахэмиен Баунти уже сам стал отцом спринтера топ-класса Пасторал Персьюта, первые жеребята которого появятся на свет в 2007 году. В СССР и России почти не было представителей линии Гипериона, и уж во всяком случае не было его классных мужских потомков. Лучшим был, пожалуй, его внук Райдинг Милл 1945 г.р., третий призер Ирландских Гиней и второй - Гудвудского и Донкастерского Кубков. Он использовался в Днепропетровском заводе, где оставил группу кобыл во главе с всесоюзной оксисткой 1961 года Дружбой и трех производителей - победителя Кубка социалистических стран Регистратора 1958 г.р., второго призера этой скачки Хорога 1951 г.р. и победителя приза Варшавы Босфора 1959 г.р., чьи клички все еще встречаются в дальних рядах родословных современных лошадей. Использовался в Союзе и Прогноз, сын победителя Сент-Леджера Провока, давший среди прочего потомства Гаприю, мать дербиста 1994 года и лучшего производителя Лабинского конного завода Гула.
Славные дочери
В первой половине 20-го столетия только один жеребец смог сравняться с Гиперионом по числу полученных от него победителей классических скачек в Англии. Потомки другого основателя собственной линии Блэндфорда 1919 г.р. также выиграли 11 таких призов, в том числе 4 Дерби и 3 Сент-Леджера. Среди детей Гипериона соотношение побед, одержанных кобылами и жеребцами, было прямо противоположным - по 4 раза его дочери выигрывали Окс и '1000 Гиней', а на счету сыновей было всего лишь по одному Дерби и Сент-Леджеру. Второй Сент-Леджер завоевала кобыла - великолепная Сан Чэриот 1939 г.р. (Кларенс от Дилидженса), выступавшая за королевскую конюшню. Ее бурный темперамент едва не вынудил тренера Фреда Дарлинга вообще отказаться от того, чтобы выставлять ее на скачки, но постепенно она стала демонстрировать свой подлинный класс и некоторые зачатки управляемости, которые для начала позволили ей стать чемпионкой среди двухлеток, выиграв все четыре своих старта. В следующем сезоне Сан Чэриот одержала победы в Сарум Стэйкс, '1000 Гиней', Оксе и Сент-Леджере, причем в Оксе по ее вине было зафиксировано три фальстарта, а с четвертой попытки она сначала бросилась в сторону и лишь на самом финише наверстала упущенное и выиграла один корпус.

Фото памятника лошади по кличке Гиперион
Фото памятника лошади по кличке Гиперион


Не унаследовала от отца его спокойный нрав и другая выдающаяся дочь Гипериона - Хайперикум 1943 г.р. (Феола от Фрайар Маркус). Она блестяще выступала двухлеткой, выиграв одну из наиболее престижных скачек для лошадей этого возраста - Дьюхерст Стэйкс, уступив только своему полубрату Халеду в призе Миддл Парк Стэйкс. И хотя на старте '1000 Гиней' она сбросила жокея и долго не давала себя поймать, это не помешало ей выйти победительницей, обыграв Неолайт на полтора корпуса. Правда, перед стартом Окса Хайперикум, будучи фавориткой, снова растратила силы попусту и уже не смогла составить конкуренцию соперницам в скачке, оставшись только четвертой. Из дочерей Гипериона дубль '1000 Гиней'-Окс удался, кроме Сан Чэриот, только Годиве, 1937 г.р. (Карпет Слиппер от Фэлариса), которая выиграла в Эпсоме с такой легкостью, что на последних метрах ее жокей Дуглас Маркс обернулся в седле и крикнул отставшим соперникам: 'Давайте же!'. Резвость, которую она показала в Оксе, была выше, чем у жеребцов в Дерби того года, и это позволило говорить о ее заочном превосходстве над всеми другими представителями ставки. К сожалению, больше Годива не выступала, пав от заражения крови в Ирландии, куда ее отправили подальше от гитлеровских бомбежек. Близка к классическому дублю была и рожденная в заводе лорда Дерби Сан Стрим 1942 г.р. (Дрифт от Суинфорда), родная сестра Гелиополиса, которая выиграла 'Гинеи' и уступила в Оксе только голову Найшапур, дочери входившего в славу Неарко. Как показало время, дочери составили славу Гипериона и в заводе. Он дважды становился чемпионом среди отцов заводских маток (в 1948 и 1957 года) и пять раз занимал в этом списке второе место. В частности, уже упомянутая выше Хайперикум оставила огромный след в заводе британской королевы, став родоначальницей целого семейства, из которого вышли Нашван, Найеф, Фэбьюлос Дансер и множество других известных лошадей. А благодаря Леди Анжеле, матери Неарктика, кличку Гипериона можно видеть в родословных всех бесчисленных потомков Нотерн Дансера. За океаном В США наиболее успешным производителем из числа сыновей Гипериона стал гнедой Халед, который родился в заводе Ага Хана, купившего его мать Эклер жеребой от Гипериона в 1942 году на торгах в Ньюмаркете. Двухлеткой Халед скакал без проигрыша, одержав три победы, две из которых пришлись на Ковентри Стэйкс и Миддл Парк Стэйкс, но в начале следующего сезона начал выказывать признаки рорера, который помешал ему в полной мере продемонстрировать свой потенциал. Сумев одержать победу в Сент-Джеймс Пэлэс Стэйкс, Халед занял второе место в 'Гинеях', третье - в Эклипсе и остался без приза в Дерби. Для американских заводчиков оказались очень привлекательными его высокая резвость, показанная на дистанциях около мили, скороспелость, а также характерный тип сложения - жеребец выглядел очень хорошо сбалансированным, имея при этом довольно короткий для сына Гипериона корпус и мощный круп. Поэтому Рекс Холлсворт из Калифорнии не пожалел заплатить за лошадь с рорером 160 тысяч долларов, которые оказались очень удачным вложением - с первой же ставки 1948 года дети Халеда демонстрировали на ипподромах США выдающийся спид и класс. Лучшим среди полученных от него 60 победителей скачек 'стэйкс' был великолепный Суопс 1952 г.р., который побил Нэшуа в Дерби и установил пять мировых рекордов на дистанциях от 1600 до 2600 м. В заводе Ага Хана родился и Алибхаи 1938 г.р. (Терезина от Трэйсери), которого годовиком купил для своей калифорнийской скаковой конюшни знаменитый медиамагнат Луис Б. Майер. Однако сухожилия его передних конечностей не выдержали тренинга, и Алибхаи поступил в завод в трехлетнем возрасте, так ни разу и не появившись на дорожке.

Фото сына Гипериона жеребца Алибхаи
Фото сына Гипериона жеребца Алибхаи


Нескакавшие жеребцы крайне редко становятся хорошими производителями, но этот сын Гипериона стал уникальным исключением из почти не знающего их правила. Алибхаи был чрезвычайно похож на отца - светло-рыжей масти, с тремя белыми ногами, очень длинным, хорошо обмускуленным корпусом и мягкой спиной. В заводе от него было получено 54 победителя скачек 'стэйкс', включая двукратную чемпионку Боул Оф Флауэрс, рожденную в его последней ставке 1961 года, и дербиста 1954 года Детермина. Однажды, когда Гиперион находился на вершине своей славы как производитель, лорд Дерби получил от имени Луи Майера чек, в который ему было предложено вписать любую сумму, за которую он был бы согласен продать жеребца. Ответ, данный Дерби, был вполне в рыцарском духе: 'Даже если Англия обратится в прах, Гиперион никогда не покинет ее берега'. Ему и не пришлось сделать это - вплоть до 29-летнего возраста маленький рыжий герой Эпсома крыл кобыл, оставив в своей последней ставке двух жеребят от четырех маток. Зимой 1960 года он захворал, стал тяжело хромать и был усыплен в заводе Вудленд Стад, где провел почти всю свою долгую жизнь. Здесь же вскоре была установлена его статуя в полный рост работы известного скульптора-анималиста Джона Скипинга, впоследствии перенесенная в Ньюмаркет, где она до сих и стоит перед фасадом штаб-квартиры английского Жокей-клуба. ЗМ